У ВРАГА ЗА ПАЗУХОЙ

Чем живут и что думают о войне украинские беженцы в России.
О внутренних переселенцах в Украине говорят и пишут много. О проблемах бывших жителей Донбасса знают практически все, до мелочей. Для них волонтеры собирают вещи, им помогают с жильем и трудоустройством. Другое дело – украинцы, бежавшие от войны в Россию. Официальные органы РФ утверждают, что таких граждан у них более миллиона, и почти каждый десятый из них обратился за получением российского гражданства. ТСН.ua пообщался с украинцами, которые сейчас живут в России. У каждого из них своя история, но мысли о происходящем на родине похожи. Они не сомневаются, что войну затеяли власти ради обогащения, что не обошлось без поддержки США и что в России они чужие. Никто из них не знает, что будет дальше.
Алексею 24 года. Уехать из родного Донецка к родственникам во Владимир решил вместе с родителями после начала обстрелов аэропорта. О переезде не жалеет, хотя на новом месте приходится непросто. Он не верит телевизору, уверен, что на Донбассе террористов нет, и собирается вернуться домой, как только закончится война.
Год назад в начале лета начались бои в Славянске, потом к Донецку начали подбираться. Решил уехать из Украины, потому что в городе оставаться было опасно. Сначала планировал с младшим братом ехать на лето в Россию, во Владимир. Думал, там летом посидим, все как-то разрешится, и приедем обратно. Но разрешаться ничего не думало, поэтому мы остались во Владимире до сих пор.

Через полтора месяца к нам приехали родители. Отец работал по Петровскому району города, там, где шахта "Трудовская". Это западная часть Донецка, она граничит с Марьинкой, как раз там начали обстреливать. Батя там работал, говорил: "Бахает так, что прям рядом работать невозможно, очень страшно. Попасть могут спокойно". Попадают именно в жилые дома. И вот тоже решил с мамкой уехать.

Сначала жили у бабушки с дедом, родителей отца (отец – русский). Но там сложновато, конечно, было, потому что дед инсульт перенес и ходит плохо. Когда мы еще с братом были, то еще как-то нормально. А когда родители приехали, то уже тесно стало. Решили квартиру снимать.

Стало хуже в Украине. Многие едут сюда работать. А в Донецке еще хуже стало, потому что военные действие, цены выше, продукты сложно доставить, соответственно и цена выше.

Подрабатываю я в интернете. Вместе с отцом напополам квартиру снимаем. Цены высокие здесь. В Донецке у нас раза в четыре дешевле было. По поводу еды, тоже сначала приехали, дороже здесь было. Здесь просто зарплаты большие. Средняя зарплата на стройке – тысячу-полторы рублей, а у нас платят 100 грн в Донецке. Когда я уезжал, то было так.

Проезд у нас по 1,5 грн, здесь 18 руб. Конечно, это шок, когда человек приезжает оттуда сюда, а здесь такие цены. Это сложно, но поживешь – привыкаешь. Конечно, сейчас цены в Украине сровнялись с российскими, а зарплату никто не повышал.

В октябре прошлого года я женился. Жена тоже из Донецка. Еще там в сентябре собирались женится, но поняли, что до сентября мы тут не дотянем. Через месяц-два после того, как я уехал, приехала моя, тогда еще девушка. Ее родители не отпускали. Они остались там, в Донецке, им некуда переезжать. Жена переживает за них, общается с ними каждый день. Они рассказывают, что у них, мы рассказываем, что у нас. Еле выживают там, пенсию получают, но приходится ездить в Украину (на подконтрольную Украине территорию, – Ред.), чтобы вывести ее с карточки.

Как только все закончится, сразу уеду в Донецк. Родители тоже хотят вернуться, все хотят. Если бы здесь еще был свой дом, то да. Просто квартиру снимать дорого, коммунальные услуги дорого, получается за все это заплатить. И лучше конечно в своем доме жить.

Здесь я не ощущаю себя дома. Я ничего не имею против, нормально живется здесь. Но хочется домой, туда, где я родился.

В Донецке мне нравилось абсолютно все. И если что-то там не нравилось, были придирки какие-то, то сейчас я понимаю, когда увидел, как здесь живут, что мы жили просто как в шоколаде. Видишь эти цены и думаешь: "О, мы жили хорошо".

Информацию я получаю от своих родственников, друзей, которые остались в Донецке. Много чего они могут рассказать, и плюс могу посмотреть канал Анатолия Шария. Он беженец, его хотят посадить в Украине, он бывший украинский журналист, живет где-то в Европе. У него есть здесь коллеги, которые отсылают ему какие-то видео с мест происшествия, из Донецка.

Ситуацию в Украине плохо оцениваю. Умирают обычные люди. Ведь со стороны Украины тоже никто не хочет воевать. Нельзя отрицать, что в Украине нет нацистов. Много таких людей. И фото, и видео, и свастика, и нацистские лозунги, и песни поют нацистские. А есть обычные солдаты, которые сидели дома, и к ним пришла повестка, и им сказали: "Иди убивай, там сидят враги". Они приходят, а там никого нет.

Террористов на Донбассе нет и никогда не было. Русских военных я не видел и не могу утверждать, что они есть или их нет. Только свои, и никого больше нет. Кто выиграет в этой войне, я не знаю. Хотелось бы ,чтобы никто, чтоб все само собой разрешилось.

В том, что началась война, виноваты те, кто сверху. Кто-то ж отдает приказы. С какой стороны не знаю. Как по мне, то, конечно, с украинской стороны. Минский договор был. Договорились, что не стреляем. Но со стороны украинской каждый день летят снаряды – со стороны Песок, Марьинки – там, где они стоят на границе с Донецком постоянно обстреливают пригороды Донецка, ну и в Донецк попадает. Это и я видел в интернете, и говорили тоже. Я разговаривал с теми, кто поближе сюда живет, в смысле в центре Донецка. Туда меньше стреляют, но взрывы слышны каждый день. А то, что жители говорят, то я уже на видео смотрел. Некоторые подальше за Донецком живут, они говорят, что каждый день обстреливают "вот оттуда", а там у нас Марьинка, там Пески и все остальное.

Сейчас я понимаю, когда увидел как здесь (в России) живут, что мы жили просто как в шоколаде. Видишь эти цены и думаешь: "О, мы жили хорошо.

Все люди разные, так же как и на Майдане. Не могли люди пойти и стоять там целый месяц на морозе, ну этого просто не может быть. Кто-то за идею стоял, но многие люди купленные. Так же везде. Поэтому Донецк и Луганск захотели жить отдельно, пусть живут отдельно. Можно все это урегулировать. Но нет, надо войну начать. Война, опять же, кому-то выгодна. Любая война кому-то выгодна, потому она будет длиться до тех пор, пока она кому-то выгодна.

В Донецке показывают российское ТВ и люди видят, что там происходит и что показывают. Везде врут. Ну, могут приврать там чуть-чуть, но основную часть российское ТВ показывает так, как есть. Украина показывает совсем по-другому.

Меня в принципе все устраивает. На счет Путина ничего плохого сказать не могу. По крайней мере, я не видел, чтобы он, когда в Крым ввел войска, захватил Крым, кого-то убивал. От Америки много идет. Ну, здесь без Америки тоже не может быть. Две державы – Россия и Америка. Вот они, наверное, между собой и цапаются.
~
Ирина и Сергей решили уехать из Константиновки из-за детей – 8-летней Оксаны и 3-летнего Матвея. Ехать в Россию сначала боялись, но в какой-то момент взяли билеты на поезд и уехали. Теперь живут в городе Коломна в Подмосковье. Новой жизнью довольны. Правда, из-за проблем с получением легального статуса, работать приходится без оформления, зато зарплата в разы больше чем в Донецке, говорит Ирина, - "тут настолько классно, как в Украине никогда не будет".
Это был август прошлого года. Звуки бомбежки, приближающиеся в нашу сторону. Постоянный страх за свою жизнь и жизнь детей, невроз. Неверие в будущее на территории страны. Мы сидели до последнего. Все ждали, что придет "ДНР" освобождать наши земли. Ждала и я, но боялась. Страшнее всего было за детей. Слышала, что то там, то там погиб ребенок в результате перестрелок.

Ненавижу войну и наше государство, которое нас за людей не считает. Никто никого на Донбасс не звал, мы жить хотели. Когда только и слышишь про обстрелы и смерти от знакомых и по телевизору, разумеется, первая мысль – бежать, чтобы спастись от этого ужаса. Я долго боялась ехать в Россию, а потом просто купила билеты на поезд. Не было больше сил ждать, когда война придет в наш город.

На тот момент в России уже полгода работал мой муж. По профессии он газоэлектросварщик. В Константиновке изредка подворачивалась работа, заработка стабильного не было. У нас двое маленьких детей – на тот момент им было 8 и 3 года. Жили фактически на 1200 грн, что получала от государства на сына. Коммунальные услуги, еда, садик и школа – за все нужно было заплатить, кому-то отдать долги и вновь занять, потому что денег нет, а кушать хочется. Я думала пойти на работу, но тогда бы потеряла пособие на ребенка до 3-х лет. Получала бы копеечную зарплату реализатора на рынке – 800-1000 грн в месяц, и при этом в жару и холод работала с шести до шести.

"Мы сидели до последнего. Все ждали, что придет "ДНР" освобождать наши земли".

Сергей уехал в РФ, чтобы подзаработать. Говорил, что там и заказы есть, и заработок приличный. Первые месяцы, конечно, он высылал мне немного. Бывало, что вообще ничего. Ведь нужно было за жилье заплатить, прокормиться самому. Приходилось по-прежнему выкручиваться. А цены росли. Не знаю, как сейчас, но тогда (летом 2014 – Ред.) бутылка масла стоила 30 грн, а хлеб – 7 грн. Здесь цены тоже запредельные, конечно, особенно сейчас – буханка хлеба 30-32 рубля. Но так зарплаты же с нашими не сравнить. Сергей получает в пересчете на гривны порядка 7 тыс.

Я устроилась в магазин продавцом и получаю где-то 5 тыс. грн. Правда, в России это мелочь. Моей зарплаты не хватает даже на квартиру, добавляем частично его. Еще за садик нужно заплатить, за школу. Но здесь действительно хочется платить за все это, были бы деньги.

Садик и школа – не чета нашим. Я как увидела впервые Оксанину школу – обалдела. Это как показывают в кино американские школы: форма обязательно, спортивные площадки по всем требованиям для футбола, баскетбола и волейбола. А еще сад с бассейном, компьютерный класс. Обязательно индивидуальный подход к каждому ребенку. Такого в Украине нет. По крайней мере, в Константиновке, уж точно.

Особенно в последнее время, когда начались проблемы с миграционной службой. По приезду мы оформили временную регистрацию на три месяца, а продлевать ее нам хотят неохотно. За все это нужно платить немаленькие деньги. В первый раз мы выложили около 6 тыс. грн с человека за документы. Теперь вот понадобится, судя по всему, все 8 тыс., чтобы не было никаких проблем. Хочется стабильности и уверенности в завтрашнем дне. Еще очень не хватает поддержки близких – мамы, брата. Хочется их увидеть. Но приедем мы на неделю, а потом голодными сидеть месяц.

В общем, здесь хорошо. Тут сама атмосфера классная. Но дорого жить. Чтобы радоваться жизни, нужно быть гражданином этой страны. А так чувствуешь себя нищебродом.

Здесь жизнь лучше. Просто не для нас. Хотя, конечно, иногда местные жалеют. Помогают одеждой, мебелью. У нас даже появилась знакомая тётенька, которая помогает продуктами. У неё за нас, украинцев, душа болит. Но таких становится все меньше. Россияне все часто кричат, чтобы мы возвращались в Украину и оставили их в покое. Постоянно боишься за эту "миграционку", регистрацию. Мы тут даже не беженцы, так как нет уже такой льготы в Подмосковье, а просто гастарбайтеры. И к нам так и относятся. В больницу пошла – вообще сделали изгоем.

Здесь на все действует страховой полис, который стоит немалых денег. Иначе – отказываются принимать. Таких неплатежеспособных, как мы, много. Работаем там, где русский не пойдет, потому что зарплата маленькая. Сколько хотела устроиться на работу, где в два раза больше платят, отказывают – говорят, что только для русских.

Кстати, каждый месяц нужно заплатить пошлину, которая разрешает работать на территории страны, а это треть зарплаты. Большая часть украинцев, которые успели получить статус беженцев, тебе ответят, что здесь правительство хорошее, что помогают и всё такое. А таким как мы, без статусов и возможности добиться РВП, тяжело. Настойчивые, конечно, добиваются и РВП.

Сильно тут ужесточили законы для всех иностранцев и для украинцев тоже, хоть и кричат, что помогают. Никому они не помогают, повезло только первым приехавшим. Сейчас мы здесь нелегалы. Очень не хочется домой. Тут настолько классно, как в Украине никогда не будет.

Хорошо относятся к тем, которые успели получить льготу беженцев. В день на человека выделяют 800 рублей. А если семья– из четырех человек, то в месяц доход у них до 100 тыс. Такие тут и не работают. Только на пособие и живут. До сих пор действует возможность получить статус беженца по всей территории России, кроме Московской области. Так как все ушлые, и все хотят хорошей жизни, то едут сюда. Поэтому, нам здесь сложно приходится. Я часто в ФМС езжу.

Так нам открытым текстом говорят, что льгота стоит, как годовая зарплата на одного человека, а нас же четверо. И ещё нужно найти, где прописаться, а ты попробуй найти, кто тебя пропишет. Правда, все это условно. Ищешь человека, договариваешься с ним на определенный срок и платишь деньги. Бабульки за прописку сколачивают состояния и своим внукам покупают квартиры за три миллиона рублей.

В общем, приходится сложно. Дети часто спрашивают, когда мы вернёмся. Я тоже по родным скучаю. Но как представляю дом, Константиновку, безденежье... Караул! Возвращаться не хочется. Но, чувствую, придется. Сергей вообще против Украины категорически. Мне уже фиолетово. Хочется стабильности. А её нет ни тут, ни дома. Дома из-за всего что происходит, тут из-за того, что мы – никто. И не дают стать хоть кем-то.
~
"Нас всех наеб**ли", – считает 21-летний Кирилл. В 2014 году он закончил 4 курс института и думал о том, куда уехать из Донецка, чтобы продолжить учебу. В "ДНР" перспектив для себя он не видел. Бюджетного места в украинских ВУЗах для Кирилла не нашлось, зато нашлось в Ростове-на-Дону. Теперь он с грустью называет себя "человеком без Родины", Донецк – "городом печали" и вспоминает, что на Донбассе остались родители. Войну в Украине, как и многие другие беженцы, он объясняет исключительно желанием власть имущих обогатиться. Идеология, уверен Кирилл, не при чем.
Был конец июня 2014 года. Я заканчивал 4 курс и осознавал, что в Донецке ничего не будет, а в Украину ехать особо было некуда – не было бюджетных мест на магистратуре, да и родственников нет. Подтолкнуло уехать отсутствие перспектив. Я понимал, что в ДНР нет никакого определенного будущего. Я отчетливо понимаю, что такое ДНР, потому что я внутри этого прожил. Плюс, был реальный страх за жизнь, потому что ежедневно засыпать или не засыпать (горький смешок) под эти канонады…

Ну, я взял карту (смеется) и посмотрел ближайшие позиции. У меня есть знакомая под Ростовом, в Таганроге. И через нее я вышел на совершенно незнакомых людей, примерно своего возраста, у которых жил бесплатно, где-то с конца июля до октября.

Туда я поехал с отцом. Не доезжая до Успенки, это на Юго-Востоке был единственный украинский блокпост, нас всех просто осмотрели. Мы проехали, и уже на самой Успенке была процедура чисто бюрократическая – сумки показать, пройти – все.

Я понимаю, что мы отдуваемся за Крым сегодня. В этом плане для меня Путин неприятен, потому что была кинута такая кость – "референдум", которым нас жестко обманули.

То есть намного проще, чем у меня, родители сейчас ездят в Украину периодически из Донецка. Сейчас в этом плане все сложнее. А я иногда езжу из Ростова в Донецк. У меня никаких проблем нет. Возвращался в ДНР, так как в России не очень легко было с работой, потому что с нового года ввели прелестный закон о том, что нужно покупать контракт на работу. Там нормальные бабки нужно вкладывать: медосмотры и прочее. Поэтому я подрабатывал в "ДНР". Такие, черновые работы: заправщик, мелочь всякая.

И еще, конечно, я скучаю – без дома жить тяжеловато. Плюс мне интересно, общаться с людьми. Есть знакомые в том же ополчении – просто интересно спрашивать – что, как. Вот и езжу. Ну а тогда, в первый раз, с отцом сразу ехали к людям, с которыми познакомился благодаря подруге из Таганрога. Отец потом вернулся в Донецк.

А те ребята ходили со мной поступать, показывали все. Я принес документы на второй день и сдал небольшой простенький экзамен. Недели через две меня зачислили в ЮФУ (Южный федеральный университет в Ростове на Дону, – Ред.). Для таких, как мы, – детей войны (смеется), это я образно – для беженцев Донбасса были льготы. Мы не те, кто официально оформлялся. Просто смотрят "О, приехали из Донецка, Луганска": формальный разговорчик идет такой, кухонный, около темы. Попал я на бюджет. В Украине на бюджет очень сложно было бы попасть.

Поначалу меня заселили в старое общежитие, нижайшего уровня. А вот в августе-сентябре прошлого года переселили даже не в общежитие, а в квартиру абсолютно новую. Ей два года, в спальном районе города. Плата небольшая – 1200 рублей. Если перевести на старый курс – это вообще смешно. Но сегодня, по Донецким меркам, – это гривен 650, а по Киеву – не знаю, какой сейчас курс. В Ростове адаптация проходила, прежде всего, по финансовым вопросам, потому что цены раза в полтора были выше. Сейчас они уже сравнялись, но на лето 2014 разница была.

Но тут у меня нет ощущения, что я дома. Я чувствую себя человеком без Родины. Я чувствую, что для Украины в нынешнем состоянии я – никто.

Но и назвать себя русским, вернее россиянином… Я не знаю. Я скорее скажу, что мы все из Советского Союза, постфактум, вернее. Не знаю, я, скорее, космополит. Я хочу себя просто чувствовать человеком, который, слава Богу, не находится под этими бомбежками. Но я скучаю по украинскому языку, правда.

Я считаю Донецк украинским, но я искренне не понимаю стремления в Европу. Я считал, и до сих пор считаю, что не может выйти столько тысяч на следующий день (на митинг в Киеве после разгона Евромайдана в ночь на 1 декабря, – Ред.). Я до сих пор не верю, что все просто так. Мне нравилась Украина в ее прежних событиях, при Януковиче. Смешит, что некоторые думают, что мы – Европа. Хочется сказать, чтоб приехали и посмотрели сейчас на детей в подвалах. Это Европа?

Но не могу сказать, что Донецк российский – там нет никаких российских солдат, есть добровольцы. И есть люди, которые просто устали от всего. Они понимают, что с Украиной они объективно не смогут ужиться. Все, кто хотел уехать в Украину, – те уехали, собственно, как и в Россию.

Я считаю этот город вне каких-либо национальных принадлежностей. "Город печали"… (горький смешок). Донбасс будет отчужденной зоной, как Приднестровье. Я ничего нового не скажу. Ведь идет полное блокирование продукции из Украины. А из России везут ужасные продукты. Я даже такого не видел в Ростове, что они везут. Везут какую-то дичь, люди стараются не брать. Кормят ерундой и завышают цены.

А из Украины идет контрабанда, конечно, если у кого-то есть подвязки провести. Но цены никто не отменял: мясо – сотня, овощи – так же, пиво – 80 гривен – два литра (смеется), коньяки – за 200, сигареты – 22 гривны. Зато водка – 50 гривен (смеется). Как шутка про "русский мир".

Вот если спросить мое общее отношение к ситуации – я не в восторге от ДНР, но я абсолютно против того, что сейчас происходит на Украине. Мне печально, что мою страну превратили и превращают во что-то абсолютно непонятное. Я не говорю про обычных людей, но сегодняшние законы, которые принимаются, меня крайне не радуют: урезание пенсий, поднятие возраста (увеличение пенсионного возраста, – Ред.).

Меня бесит эта фигня с идеологией, ленточками георгиевскими. С чем вы боретесь? У вас же граждане ежедневно гибнут, сидят в подвалах.

Хотя, я никого не хочу обвинять, я тихо это переживу и все. Я просто хочу пожелать тем, кто живет, чтоб у них такого не было, чтоб их дети не сидели в подвалах.А при нынешней власти я в Украину не вернулся бы. Мне просто неприятно. Я не отрицаю, что это продукт действий СМИ. Сам стараюсь вычленить из всего этого потока что-то полезное. Информацию беру в "интернетах", пабликах, Вконтакте. Конечно, не "Сводки ополчения" (смеется). Сидел на украинских пабликах, но они тут забанены. Еще YouTube – там видео без комментариев, аналитика или ток-шоу. Российское ТВ особо не смотрю.

Но если брать глобально. Я считаю, что нас всех наеб** этой движухой всей. "Давайте к России присоединимся или давайте в Европу". Я считаю, что это фарс, и мне очень грустно. Я считаю, что сегодня такой момент, когда быть радикально приверженным одной из этих идей – это полный зашквар (вздыхает). Крайне сложно мне это описать. Просто пока люди не успокоятся с двух сторон – никакого не то, что диалога, никакого созидательного движения не будет.
~
"Демократия с автоматами", – так описывает нынешнюю Украину коренная дончанка и детский психолог Лариса. Ей 48 лет, она уехала из Донецка в Подмосковье в конце июня 2014 года и уверена, что война на Донбассе была давно запланирована олигархами, чтобы разъединить Западную и Восточную Украину. Раньше она привозила еду беркутовцам на Институтскую и регулярно ходила на Майдан, пытаясь понять протестующих. В начале боевых действий Лариса винит правительство, но не украинских военных. Она не верит в Украину без Донбасса и не представляет Донбасс в Европе.
Я поняла, что не могу здесь больше находиться, когда начали расстреливать аэропорт, когда украинская армия начала убивать мирных жителей Донецка. Я не камикадзе! Это страшно, когда ты идешь по городу, который был чистейшим, красивейшим, город миллиона роз, Европа признала лучшими стадион, проведение Евро-2012. И вдруг ты видишь заклеены окна. У моих друзей снаряды залетели просто в соседний подъезд. Там человек вышел на балкон просто покурить – и его разорвало. Не дай Бог кому-то это пережить.

Я переехала в Подмосковье 20 июня прошлого года. Тогда уже бомбили аэропорт. Я еще выезжала свободно – поездом. Тогда был разбомблен только аэропорт, а ж/д вокзал еще был в нормальном состоянии. Но я уезжала не на долго, я думала, что это все быстро закончиться. Но муж говорит: "Не возвращайся. Пока есть возможность, будь там".

Живу у друзей детства, которые оставили мне ключи от квартиры в связи с положением в Донецке. Они сами живут в Мурманске. Когда я поняла, что останусь здесь на дольше, меня подруга у себя зарегистрировала, и я начала оформлять документы на работу. Работу нашла в течение недели среди своих соотечественников, среди украинцев.

Работаю с детками, я психолог по образованию. И здесь в России занимаюсь детками. Часть времени я работаю с ребенком – няней. А в свободное время провожу консультации для родителей или тренинговые программы. Минимальная зарплата няни здесь три с половиной тысячи рублей в сутки (около 1,3 тыс. грн, – Ред.). Почему здесь с Западной Украины много? Они поехали не в Европу зарабатывать деньги, а в Москву. Здесь выше зарплата, даже чем когда я работала в Донецке. Но это столица же, нельзя сравнить Москву и Донецк.

Я вот сейчас в Москве нахожусь – вы себе не представляете, какой здесь дух патриотизма! Они, глядя на то, что происходит в Украине, настолько сплотились! Все с георгиевскими ленточками.

Вот сейчас ехала в маршрутке – парень с георгиевской ленточкой. У меня на сумке георгиевская ленточка. Он мне говорит: "А вы откуда?". "Я с Донецка". "А я с Приднестровья!" И первый вопрос: "А вам нужна помощь?" Чужие люди, совершенно посторонние! Славянский менталитет не выдавишь ничем! Они объединяются в борьбе, когда посягают на их независимость, они объединяются – и это никаким американцам не понять!

Я себе здесь хорошо чувствую. Но я хочу домой. Полжизни прожито в Донецке: своя квартира, своя работа, все свое. И вдруг тебе приходиться это бросить просто потому, что кому-то захотелось заработать денег и развязать войну. С какой радости я должна уезжать из дома и жить в России? У меня не было такой цели. Но ради своей безопасности мне пришлось здесь остаться. А так я хочу домой. И когда весь этот бред закончиться и уберут этих идиотов от власти, все нормализуется. Во всяком случаи мне не хотелось бы оставаться в России навсегда, просто потому, что я там (в Донецке – Ред.) выросла, у меня там семья, родители, бабушки и дедушки, могилы предков.

В Украину из Донбасса переезжать я не думала. В моей голове не укладывается, как люди в одной стране могут пойти с оружием в другую область убивать и уничтожать. А все остальные живут, как ни в чем не бывало.

Я у вас и на Майдане была. Я тогда приезжала каждый месяц в Киев на обучение. Привозила нашим беркутовцам из Донецка еду. Я не скрываю этого, потому что они там холодные, голодные, оборванные стояли. Общалась "з мешканцями цього Майдану" и пыталась понять, что там происходит. Я говорила: "Ребята, подождите, все можно решать мирным путем". Ну, нравиться Западной Украине Европа, пускай, они и так туда ездят. Хотя из Донецкой области переехали в Киев (у каждого может быть свое мнение, тогда это демократия), но люди из Донбасса не хотят идти в Европу. Им ближе братья-славяне, русские. Ну и пускай живут все "в єдиній Україні". В Америке есть много штатов, и все живут по своим законам, но в содружестве. Почему у нас так нельзя сделать? Зачем было посылать на войну!

В том году, когда я еще не уехала, под Волновахой были бои. Это было в день выборов Порошенко – 25 мая прошлого года. Потому что наши донецкие врачи прятали ваших украинских солдат, потому что в спину стрелял "Правый сектор" и "Айдар". Врачи их прятали в подвале и делали списки. Я потом эти списки отправляла. Мы отсылали, чтобы родители приехали и забрали их. И когда из Николаева пригнали солдат, я ночью хлеб пекла и носила им, потому что они голодные были, потому что это чьи-то сыновья.

Я считаю, что в этой войне победят только женщины, когда они спрячут своих мужчин и сыновей, и не будут покупать им жилеты и отправлять их на войну убивать мирных жителей Донбасса. Мы ни к кому не приходили с оружием, мы мирно жили у себя на своей земле и не пришли убивать ни Днепропетровскую, ни Киевскую области.

Как это брат идет на брата? У меня много знакомых в Ровно, во Львове. Я частным образом возила туда детей, мы дружили. Просто кому-то было очень не выгодно, что Западная Украина начала дружить с Донбассом. А кому это было выгодно? Олигархам и нынешнему правительству. И быстренько развязали войну. А нынешнему правительству это очень выгодно, потому что как только они прекратят войну, их просто скинут, потому что они ничего хорошего для Украины не сделали.

Почему сейчас майданы в Киеве? Выходят те, которые стояли на первом Майдане, они стояли не за войну. Мы тоже были против поступков олигархов, которые были в то время, но мы же не брали оружие.

Нужно было дождаться выборов и проголосовать против. Какая же это демократия с автоматами?
А люди Донбасса изначально восстали против выработки сланцевого газа Shell. Ведь не секрет, что сланцевый газ, который у нас собирались добывать, они продали фирме Shell. Как можно было продать земли Донбасса, скажите? И вообще людей кто-то спросил об этом? Донецк подымался против разработки сланцевого газа еще при Януковиче. Еще не было даже Майдана. И я сама была на этих баррикадах, возила туда дрова. Я этого не скрываю и пойду еще, если это надо будет. Потому что люди стояли за свою правду, и никто не хотел войны в Украине. И никто не хочет уезжать от своих местностей.

Донбасс сейчас хочет мира, покоя, жить в своей стране Украине, на своей территории, и чтобы их перестали бомбить и убивать. Донбасс никогда не хотел уходить в Россию. Может быть, у людей, которые видели, что Крым забрали, где-то и проскакивала мысль. Они кричали от страха "Россия, забери нас, пожалуйста", потому что их бомбят и стреляют. Здравомыслящие люди не хотели. У всех бизнес, все нормально жили в Донецке. Никто не хотел отделяться, мы нормально существовали и с Россией, и с Европой, и с Западной Украиной. Мне хочется вернуться домой, но я не знаю, сколько должно пройти лет, чтобы мы были едины?
~
Студентка факультета филологии Донецкого национального университета Елена приехала в гости к родственникам в Екатеринбург в июне 2014. Собиралась погостить пару месяцев, но через две недели поняла, что в свой дом уже не вернется т.к. возвращаться было некуда – ее двор разбомбили, а большинство друзей разъехались. Вслед за Еленой в Екатеринбург перебрался ее парень Алексей. Теперь они вместе живут в России и думают о том, что делать дальше.
После летней сессии в университете я хотела подождать, пока Леша защитит диплом, и уехать вместе в Екатеринбург к моим родственникам. Планы изменились после того, как мы гуляли с подругой и Лешей в ботаническом саду и прямо над нашими головами пролетел истребитель. Это нас очень напугало. Лично я поняла, что уеду, когда у нас на районе стали гореть покрышки, а в интернете появились видео с перестрелками и бомбежками во время захвата аэропорта.

Я заказала такси и уехала на нем до Ростова. Скорее всего, эти водители "отстегивают" некую сумму людям на блокпостах. В итоге, их мы пересекли достаточно быстро и без препятствий. До Екатеринбурга из Ростова я доехала уже на поезде.

Леша уехал в середине июня, сразу после защиты диплома, без особых проблем. Изначально мы зарегистрировали его у нас в квартире. Нам также посоветовали официально просить в России временного убежища. Этот статус предполагает материальную поддержку в размере минимальной зарплаты – 6 тыс. рублей.

Россия – такая страна, которая скорее поможет кому-то, чем своим людям, чтобы показать свою "доброту".

Я думала, что еду в Россию на два месяца и была совсем налегке. Но лето было очень холодным, было +16 максимум, а все мои теплые вещи, косметика, духи и прочее остались в Донецке. Леша тоже с собой практически ничего не взял, поэтому мы пошли в пункт помощи переселенцам, чтобы посмотреть ему хотя бы куртку на первое время. Люди сносили в такие места сбора еду, вещи и все необходимое для жизни. Меня удивило, как много было одежды и продуктовых наборов в одном из таких пунктов на территории церкви.

Приехав в Россию, мы с Лешей особого негатива не ощутили, но на уровне "разговоров за спиной" местные недовольны, т.к. беженцам с детьми дают места в дошкольных учреждениях. А, например, к ребенку человека с российским гражданством очередь на поступление в детский садик может дойти уже тогда, когда тот заканчивает университет.

Лично я не против этого, поскольку у большинства людей и правда ситуация сложилась очень непростая. То, что местные осуждают эти льготы и материальную помощь – это факт. Но я скажу, что это все проявлялось на уровне сплетен за щёлканьем семечек на лавке.

Леша успешно адаптировался в новом городе и достаточно быстро нашел интересную работу. Мы переживали, т.к. за работников-иностранцев нужно платить 30%-й налог, что гораздо превышает аналогичную пошлину за "своих граждан". Но в итоге, начальника интересовали только навыки Леши как программиста. Забавным, если честно, был первый вопрос во время собеседования: "Правда, что в Донецке стреляют?". Вообще, желание россиян узнать правду от очевидцев событий преследовало и Лешу, и меня.

Уезжая, я была уверена, что вернусь, поскольку действительно хотела жить в Донецке. Сейчас я сильно сомневаюсь в будущем этого города: полностью разрушенная инфраструктура не дает возможности даже туда добраться.

Да и в Екатеринбурге все потихоньку у нас налаживается. Пока что я отказалась от дистанционного обучения в своем университете, потому что это – совершенно бесполезное занятие. Сейчас я ищу работу здесь и думаю, что в Донецк мы, если и приедем, то уже к кому-то в гости.

Я считаю случившееся гражданской войной, в которой Украине помогает Америка, а Россия поддерживает боевиков "ДНР". Лично у меня есть знакомые, которые из РФ поехали в "ДНР" служить снайперами за 200 тыс. рублей в месяц. Да, им платят "ДНРовцы", но понятно, кто спонсирует последних.

При этом виноваты в такой ситуации обе стороны, поскольку "дорвавшиеся" к власти боевики даже не могут поделить ее. Как рассказывают нам родители Леши, в Донецке творится полный хаос. Эти самые "ДНРовцы" пускают залпы из установок недалеко от жилых домов, и потом им прилетают "ответки" от украинцев, которые тоже летят прямо в заселенные кварталы. Какой в этом смысл и почему должны страдать мирные жители?

Прогнозировать исход конфликта я, конечно, не могу, но выскажу свое мнение: Россия Крым не отдаст, а у Украины, мне кажется, появилась мысль "Не достанься же ты никому" касаемо Донбасса.

Раньше я следила очень активно за новостями на востоке Украины, но сейчас, если честно, нет совершенно никакого желания. Основным источником информации остается интернет, поскольку в новостях из телевизора я глубоко сомневаюсь.

Все будет попросту разрушено: либо закончатся деньги, либо их разворуют. Судя по информации в пабликах для помощи военным, у солдат украинской армии нет даже портянок. Люди держатся на голом энтузиазме. Поэтому, по моему мнению, долго это противостояние не продлится, а результатом его уже является разруха и горе людей. И в этом всем, повторюсь, виновата как Украина с ее борьбой за территорию, так и Россия с ее желанием защитить своих граждан.
~
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Made on
Tilda